Раздумывая о тайнах, которые столь упорно хранила в себе эта немая машина, Олвин испытывал самый настоящий зуд любопытства — да еже настолько глубокого, что оно уже граничило с жадностью. Ему представлялось просто-таки нечестным, чтобы такое знание 6ыло укрыто от мира людей. Тут таились какие-то чудеса, которые, возможно, и не снились Центральному Компьютеру — Почему это твой робот не желает с нами разговаривать. — обратился он к полипу, когда Хилвар на какую-то секунду замешкался с очередным своим вопросом.

И в ответ он услышал именно то, что почти и ожидал: — Мастер не желал, чтобы робот разговаривал с каким бы то ни было другим Голосом,а голос самого Мастера теперь молчит. — Но тебе-то он станет повиноваться. — Да. Мастер оставил его в нашем распоряжении.

Кого еще в Диаспаре он задел или обидел. Он подумал о Джезераке, своем наставнике, который был столь терпелив с труднейшим из учеников. Элвин вспомнил знаки доброты, полученные им от родителей за все эти годы – их оказалось гораздо больше, чем поначалу представлялось.

Он не мог ничем заняться – и должен был лишь сидеть и ждать. Его непосредственное будущее управлялось чудесной машиной – без сомнения, шедевром инженерного искусства своего времени – мчавшей его к сердцу Вселенной. Момент для мыслей и раздумий настал – хотел он того или. Но сперва он расскажет Хилвару все, что произошло со времени их поспешного расставания всего два дня.

Хилвар выслушал рассказ без комментариев и не требовал пояснений.

Казалось, он сразу понимал все, о чем говорил Элвин, и не удивился, даже услышав о встрече с Центральным Компьютером и об операции, произведенной тем над сознанием робота. Не то чтоб он был лишен способности удивляться: просто история прошлого была полна чудес, вполне сопоставимых с рассказами – Очевидно, – сказал он, когда Элвин кончил говорить, – что при своем создании Центральный Компьютер должен был получить насчет тебя специальные инструкции.

Да ты и сам уже мог догадаться.

– Я думаю, что догадался. Часть ответа я получил от Хедрона, когда он объяснял мне, как люди, проектировавшие Диаспар, приняли меры, чтобы защитить город от вырождения.

Существуют архитектурные формы, которые никогда не изменятся, ибо достигли совершенства. Гробница Ярлана Зея могла бы быть творением создателей храмов самых ранних цивилизаций, хотя те не смогли бы даже вообразить, из какого материала она была сделана. Крыша была открыта небу, а единственное помещение – выложено огромными блоками, лишь на первый взгляд напоминавшими настоящий камень.

В течение целых геологических эпох многие миллиарды ног исходили этот пол вдоль и поперек, не оставив и следа на его непостижимо неподатливом веществе.

Его темой был Диаспар. Он рисовал им город таким, каким увидел его в последний. Он описывал город, дремлющий на груди пустыни, возводил его башни, подобно словленным радугам, сверкающие на фоне неба. Из волшебного сундучка памяти он извлекал песни, написанные в честь Диаспара поэтами прошлого, он рассказывал о легионе людей, потратившим долгие жизни, чтобы приумножить красоту города.

Никто, говорил он своим слушателям, не в состоянии исчерпать все сокровища города за любой — даже немыслимо долгий — срок.

Некоторое время он подробно живописал чудеса, созданные жителями Диаспара. Он старался заставить своих слушателей хотя бы чуть-чуть проникнуться теми красотами, которые были сотворены художниками прошлого к вечному поклонению человека.

Иногда в мире за зеркалом были бродящие туда-сюда люди, и не раз Элвину попадались знакомые лица. Впрочем, он хорошо понимал, что видит не известных ему в этом существовании друзей. Сквозь сознание неизвестного мастера он смотрел в прошлое, наблюдая предыдущие воплощения людей, существующих в сегодняшнем мире.

И тут же, в последний раз, отголосок былого страха вспыхнул в его душе, чтобы помучить его: — Но, предположим, что корабль войдет в контакт с чем-то таким, встречи с чем мы бы не хотели. — Голос его упал, поскольку он осознал источник своей тревоги, и он улыбнулся кривой улыбкой, в которой был упрек самому себе и которая тотчас же прогнала последний призрак Пришельцев.

Олвин, однако, отнесся к делу куда серьезнее, чем того ожидал Джизирак.

— Ты забываешь, что скоро у нас помощником будет Вэйнамонд,– сказал. — Мы еще не знаем, какими возможностями он располагает, но в Лизе все, похоже, думают, что возможности эти потенциально безграничны. Разве не так, Хилвар ответил не. Вэйнамонд был еще одной огромной загадкой, этаким гигантским вопросительным знаком, который всегда будет нависать над будущим человечества, пока это существо остается на Земле,– это было верно.

Но очевидно было и то, что эволюция Вэйнамонда в сторону самоосознания ускорилась в результате его общения с философами Лиза.

Но все же оно, безусловно обладало собственной личностью и по какой-то причине с подозрением относилось к Элвину, чьи попытки завоевать его доверие всегда кончались ничем. Для Элвина путешествие по Лису было воплощением иллюзорной мечты. Машина бесшумно, как призрак, скользила вдоль бескрайних равнин и петляла по лесу, нигде не сбиваясь с невидимой трассы.

Она перемещалась примерно вдесятеро быстрее спокойно идущего человека: редко кому-либо из обитателей Лиса требовалась большая спешка.

Они миновали много сел, некоторые из которых размерами превосходили Эрли, но в основном были построены по тому же образцу. Элвин с интересом отмечал тонкие, но вполне заметные различия в одежде и даже в физическом облике, проявлявшиеся при переезде из одной общины в другую.

С усилием воли, на которое потребовалась вся его энергия, он подавил в себе горячую волну паники. — Оно. дружественное. — спросил. — Или же нам следует немедленно бежать на Землю. Хилвар не ответил на первый вопрос — только на второй. Голос его был очень слаб, но в нем не звучало и малой тревоги или страха, В тоне его, скорее, были любопытство и изумление, как если бы ему встретилось нечто столь удивительное, что теперь ему просто недосуг было откликаться на тревогу Олвина.

— Ты опоздал,– проговорил.

— Это уже. Не раз и не два повернулась Галактика вокруг своей оси с тех пор, как Вэйнамонд впервые осознал. Он мало что помнил о тех давних-предавних временах и о созданиях, которые пестовали его, но до сих пор в памяти у него осталось то горькое чувство безутешности, которое он испытал, когда они ушли и оставили его одного среди звезд. И вот на протяжении веков и веков, минувших с тех пор, он блуждал от звезды к звезде, исподволь развивая и обогащая свои способности.

Когда-то он мечтал о том, чтобы снова отыскать тех, кто позаботился о нем при его рождении.

Если они спешили или нуждались в перемещении небольших грузов, то использовали специально выращенных животных. Существо для перевозки грузов было невысоким шестиногим зверем, очень послушным и сильным, но туповатым. Гоночные животные были совсем другой породы: обычно они ходили на четырех ногах, но когда нужно было набрать скорость по-настоящему, они использовали только могучие задние конечности.

Такие животные могли пересечь весь Лис за несколько часов, пассажир же восседал на шарнирном сиденье, пристегнутом к спине существа.

Наверное, ничто на свете не подвигло бы Элвина отважиться на подобную скачку, но среди юношей Лиса она была популярным спортом. Породистые рысаки были аристократами животного мира и прекрасно знали об .

Твое обращение включает две проблемы, – ответил Компьютер. – Одна из них моральная, другая – техническая. Этот робот был создан, чтобы повиноваться командам определенного человека. Какое право имею я отменить их, даже если это в моих Элвин ждал подобного вопроса и заготовил на него сразу несколько ответов. – Мы не знаем, в чем именно заключался запрет Учителя, – возразил. – Если ты можешь общаться с роботом, то тебе, вероятно. удастся убедить его, что обстоятельства изменились, и необходимость в молчании отпала.

Этот подход был, конечно, очевиден.

Элвин и сам пытался прибегнуть к нему, но надеялся, что безграничные умственные ресурсы Центрального Компьютера позволят тому добиться большего – Это полностью определяется природой блокировки, – последовал ответ. – Можно установить такой блок, что возня с ним сотрет все содержимое ячеек памяти.

Впрочем, я не думаю, чтоб Учитель обладал достаточным опытом для такой операции, требующей специальных методов.

Madison Beer Talks About Justin Bieber’s Influence, Fangirl Status For Rihanna, New Music & More!


Hello! Do you want find a partner for sex? Nothing is more simple! Click here, registration is free!